МОЯ ФИЛОСОФИЯ


СОДЕРЖАНИЕ

№№ п/п Подраздел Краткое содержание Переход Дата последнего обновления
1 «МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ» Честный реферат, в котором на основе научного анализа еще в мае 1989 года мною были предсказаны отмена шестого пункта Конституции СССР и распад СССР Переход 01 25/05/2010
2 ОТЕЦ И СЫН Психологическая "фотография" одного из эпизодов, который произошел со мной в далеком детстве Переход 02 25/05/2010
3 ОБ АВТОРИТЕТАХ В НАУКЕ Здесь я излагаю свою точку зрения на вопрос о необходимости для настоящего исследователя ссылаться на авторитеты... Переход 03 21/03/2011
4 ФИЛОСОФИЯ ИСТИНЫ Здесь я привожу высказывания различных людей об истине и научном поиске Переход 04 24/03/2011
5 МОИ «ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ» Это некоторые мои мысли, имеющие серьезную философскую подоснову Переход 05 13/10/2011




«МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ»

      В 1989 году я учился в заочной аспирантуре ЛЕНЗНИИЭП (Ленинградский зональный научно-исследовательский институт экспериментального проектирования). Я собирался защитить там диссертацию по строительной конструкции, основанной на моем личном изобретении (авторское свидетельство на висячее покрытие SU №1270256 А1).
      Одной из ступенек обучения в аспирантуре является сдача экзамена кандидатского минимума по марксистско-ленинской философии. Этот экзамен (по договору между институтами) мне предстояло сдавать на кафедре философии финансово-экономического института. В то далекое время еще не было развитого интернета, рефераты тогда писали более серьезно и самостоятельно, чем это делается сейчас.
      Короче: реферат я писал так, как положено, т.е. без посторонней помощи и с полной серьезностью. Я сдал реферат на кафедру философии и в назначенное время пришел на экзамен по философии.
      Когда я пришел сдавать экзамен, сотрудники кафедры (два солидных преподавателя) встретили меня как человека, который «стоит перед тобой, хотя считается умершим». Конечно, им было чему удивиться: я в середине мая 1989 года в своем реферате предсказал скорую кончину Советского Союза и отмену пункта Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС. Для них это был шок! Вся их партийная сущность воспротивилась моим прогнозам.
      Но тут появился заведующий кафедрой и пригласил меня в свой кабинет. Мы беседовали около часа. В результате я вышел из института с оценкой «отлично» за реферат и оценкой «отлично» за сданный экзамен по марксистско-ленинской философии.
      Реферат в 1989 году был напечатан мною на пишущей машинке в четырех экземплярах. У меня остался не лучший экземпляр – программа распознавания текста оказалась бессильна. Я не поленился и перепечатал свой реферат на компьютере. Никаких изменений в тексте я не делал (исправил только некоторые грамматические ошибки и номера страниц в оглавлении).
      Надеюсь, что этот текст будет интересен не только мне, но и многим другим читателям. Представляю его на ваш суд...

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЗОНАЛЬНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ
КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА
им. Н.А. ВОЗНЕСЕНСКОГО

Тема реферата: «ДИАЛЕКТИКА ВОЗРОЖДЕНИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»

Автор: МАКАРОВ С.Г.
аспирант заочного отделения
ЛенЗНИИЭП, специальность:
«строительные конструкции»
г. Ленинград
1989 г.


П   Л   А   Н
      Стр.
Часть   I ВВЕДЕНИЕ 4
Часть   II ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ 5
  II.1   Гуманизм 6
  II.2   Ренессансный неоплатонизм 8
  II.3   Ренессансная натурфилософия 9
Часть   III СОВРЕМЕННОСТЬ В ПРИЗМЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ 14
  III.1   Наука – Политика – История 14
  III.2   Исторические аналогии 14
  III.3   Параллели и прогнозы 15
СПИСОК   ЛИТЕРАТУРЫ 16
Х   Х   Х
(Примечание: стоящие справа номера страниц являются гиперссылками для прямых переходов)


ДИАЛЕКТИКА ВОЗРОЖДЕНИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Часть I. ВВЕДЕНИЕ.

      Рассмотрим ряд взятых в произвольном порядке неординарных моментов (событий, явлений), появившихся (либо «проявившихся») в последнее время в нашей стране.
1) Забастовки по различным поводам, митинги, демонстрации принимают большой размах (Кишинев, Рига, Таллинн, Тбилиси, Москва, Ленинград и др.).
2) «Немыслимое» явление – митинг работников милиции (апрель 1989 г., Ленинград).
3) Советские танки, отравляющий газ, саперные лопатки – против... советских людей (апрель 1989 г., Тбилиси).
4) Первый беспартийный министр (Раймонд Паулс, Латвия).
5) Первые советские «честные миллионеры» (А. Розенбаум, Б. Гребенщиков и др.).
6) Повсеместный рост проституции и наркомании.
7) Стремительный рост числа «лишних людей общества» - «бичей» и «бомжей».
8) Относительно брежневского периода официально введено в оборот понятие «период застоя».
9) Усиливается активность наций и народностей СССР в вопросах самоопределения – вплоть до требований о выходе из СССР.
10) Вскрылись многие хронические «фурункулы» в партийном и государственном аппарате (Рашидов, Чурбанов, Медунов и т.п.).
11) Впервые в истории СССР высшие партийные и государственные лидеры республики одновременно «подали в отставку» (апрель 1989, Тбилиси).
12) Остановлена Ереванская АЭС, законсервировано строительство АЭС в других регионах (Крым, Минск).
13) Целый ряд партийных и государственных лидеров не получили поддержки народа на выборах 26 марта 1989 г.
14) Осуществлено прекращение боевых действий советских войск в Афганистане без констатации факта победы или поражения.
15) «... Перемен! Мы ждем перемен!» (из популярной песни Виктора Цоя, группа «Кино»).
16) «... в воздухе пахнет гражданской войной...» (из популярной песни группы «Наутилус-Помпилиус»).
17) Широкий размах приобрела кампания по переводу личности Сталина из «великого вождя» в «великого преступника».
18) Значительный рост числа самоубийств.
19) Значительный рост преступности, особенно организованной преступности с применением оружия.
20) Широкой поддержкой народа пользуются кандидаты в депутаты, программы которых включают в себя такие пункты, как:
- введение многопартийности;
- полная отмена всех привелегий, обусловленных партийной и прочей элитной принадлежностью;
- отмена паспортной системы;
- уравнивание перед законом всех граждан, независимо от должностей и званий;
- установление реальной подконтрольности и подотчетности народу всех высших хозяйственных, партийных и государственных работников.
......................................................................................................
      Этот список можно было бы продолжать и продолжать, но вряд ли есть в этом необходимость. Даже такой поверхностный обзор ряда явлений нашей общественной и культурной жизни навевает довольно выразительные ассоциации. Но пока оставим эти ассоциации при себе и последуем лучше за фактами...
      Польский гуманист Анджей Фрыч Моджевский (1503 - 1572) в трактате «Об исправлении государства» (1551) выдвинул проект весьма прогрессивных социально-политических реформ.
Они состояли в следующем:
- установление равенства всех сословий перед законом;
- ответственность правительства перед законом и перед всеми гражданами;
- участие всех сословий в избрании монарха;
- устранение привилегий феодальной знати (см. [15], стр. 158).
Рассмотрим некоторые пункты из другой программы:
- сокращение рабочего дня до шести часов за счет хорошей организации труда;
- предоставление возможности каждому члену общества жить в полном согласии со своей природой (из «Утопии» Томаса Мора – см. [14], стр. 137).
Следуем дальше...
«... период Возрождения – это время, когда дух... поднялся до предъявления к себе требований, чтобы он находился и знал себя действительным самосознанием как в сверхчувственном мире, так и в непосредственной природе. (Гегель – см. [3], стр. 165).
      Остается лишь констатировать, что «спираль развития» сделала свой очередной виток: в философском смысле мы сейчас находимся у того же «разбитого корыта», что и позднее средневековье. А эта ситуация, как показывает история, является преддверием очередного подъема практически всех сфер жизни.
      Поэтому все мы (вместе с Виктором Цоем) «ждем перемен» и надеемся, что наша «эпоха Возрождения», что в переводе на современный язык, видимо, выражается словами «политика перестройки», скоро даст свои плоды.
      В этом – историко-философском – плане эпоха Возрождения приобретает для нас сегодня особую актуальность. Отрадно сознавать, что наша «эпоха схоластики» подошла к своему логическому завершению и теперь мы, видимо, сумеем наладить в своем обществе надлежащую «причинно-следственную связь», результатом которой будут и подъем жизненного уровня народа, и сбалансированность экономики, и повышение реального авторитета партийного и государственного аппарата, а также расцвет науки, искусства, внешнеэкономических связей и т.д., и др., и пр.
      Если все это, наконец, произойдет, то наша страна, возможно, выйдет в мире на передовые рубежи не только по количеству и качеству вооружений, но также и по тем показателям, которые очень важны для КАЖДОГО из нас и КАЖДЫЙ день.
      Но для того, чтобы мечты не остались только мечтами, нужно действовать. Чтобы действовать, нужно знать, КАК действовать. И в этом плане опыт истории вообще и опыт эпохи Возрождения, в особенности, для нас бесценен.
      Прошу меня извинить, но я не могу удержаться, чтобы не привести по этому поводу замечательные слова «великого мыслителя» Козьмы Пруткова, которые явятся надлежащим завершением вводной части реферата (где я обосновываю выбор темы) и послужат хорошим переходом от первой части реферата ко второй:
«Настоящее есть следствие прошедшего, а поэтому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережешь себя от знатных ошибок» ([17], ч. II, мысль № 64).
Переход к началу реферата


Часть II. ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ.

      По словам Ф. Энгельса, эпоха Возрождения явила собой «величайший прогрессивный переворот», который ознаменовался выдающимися достижениями во всех областях культуры. Это была эпоха, «которая нуждалась в титанах, и которая породила титанов», причем это касается не только какого-то конкретного направления, но абсолютно всех областей науки и искусства.
Данте Алигьери, Экхарт Иоганн, Георгий Гемист, Франческо Петрарка, Леон Баттиста Альберти, Леонардо да Винчи, Микеланджело Буонаротти, Джанноццо Манетти, Альбрехт Дюрер, Джордано Бруно, Мишель Монтень, Фома де Вио (Каэтанус), Никколо Макиавелли, Анджей Моджевский, Томас Мюнцер, Томас Мор, Томмазо Кампанелла, Галилео Галилей, Николай Кузанский, Бернардино Телезио, Лоренцо Валла, Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (Парацельс), Николай Коперник, Франческо Патрици, Пико делла Мирандола, Марсилио Фичино, Пьетро Помпонацци, Эразм Роттердамский, Френсис Бэкон, Якоб Бёме, Никола Мальбранш,
      – это лишь краткий перечень ведущих титанов эпохи Возрождения.
      Однако, лишь прочитав этот список, уже можно представить себе огромную глубину и богатство философской мысли того времени.
      Явившись на смену многовековому господству схоластики, ренессансная философия стала заметным этапом в развитии европейской философии. Советская наука видит в Ренессансе величайший прогрессивный переворот из всех, которые пережило к тому времени человечество. В историческом же плане этот переворот ознаменовал начало эры капитализма.
      Выделение философии Возрождения в особый этап истории философской мысли обусловлено специфическим характером поставленных ею проблем, что и определило отличие этой философии от философии средневековья и нового времени.
      Философия Ренессанса создает новую картину мира, тяготея к отрицанию божественного начала. Бог философии Возрождения «лишается свободы» - он сливается с природой и с законом естественной необходимости, при этом природа превращается в обожествленное начало вещей. Эту философию отличает особый взгляд на человека как на важнейший объект философского внимания: человек оказывается главным звеном всей цепи бытия.
      В эволюции философской мысли Возрождения явно прослеживаются три периода (три направления):
- гуманистический (антропоцентрический), в котором особое место занимает человек и его отношение к остальному миру;
- неоплатонический, который отличается постановкой широких онтологических проблем (по теории и сущности бытия);
- натурфилософский, состоящий в преимущественно умозрительном истолковании природы, рассматриваемой в ее целостности.
Переход к началу реферата


II.1. Гуманизм.

      Гуманизм исторически является первым периодом философии Возрождения, хотя он и охватывает весьма продолжительный период (середина 14 в. – начало 17 в.). У истоков гуманизма стояли Данте Алигьери (1265 – 1321) и Франческо Петрарка (1304 – 1374).
      Если иметь в виду глубочайший переворот в системе философского знания, то идеология гуманизма становится философской мыслью всей эпохи, она по-новому представляет и характер философствования, и источники философии, и стиль мышления, а также сам облик философа, его место в обществе.
      Гуманисты не были профессиональными философами. Профессиональная философия того времени по-прежнему существовала в рамках традиционного знания. Очагами новой – гуманистической – культуры становятся кружки ученых собеседников в городах-коммунах. Гуманисты – это ученые без степеней и званий. Среди гуманистов были политические деятели городских коммун, поэты, публицисты, филологи, педагоги, дипломаты. Они самовольно присвоили себе титул «философов», сами определили характер и направление новой философии.
      Они мечтали о новом, более справедливом устройстве общества, но их мечты о скором наступлении «золотого века» столкнулись с трагической реальностью окружающей действительности.
      Культура Возрождения зародилась вначале в итальянских городах-республиках, которыми была представлена Италия после падения в 1453 году Византийской империи. В каждом из городов-республик была своя форма правления, созданная на демократичных началах. В одних городах правил народ, в других – лучшие люди, выбранные народом. Эта раздробленность свидетельствовала о слабости государства, что было привлекательно для завоевателей.
      Именно в эту катастрофическую для страны пору и возникло учение Никколо Макиавелли. Оно является наиболее стройным и последовательным учением, вобравшем черты философии предшественников – Данте Алигьери, Франческо Петрарки и современника Макиавелли – Томаса Мора, поэтому на личности Макиавелли и его учении следует особо остановиться.
      Никколо Макиавелли (1469 – 1527) принадлежал к обедневшей семье, которая в свое время играла не последнюю роль в политической жизни Флорентийской республики. Он практически вырос в среде гуманистической интеллигенции, что и сказалось на его политических взглядах.
      На политическую арену Макиавелли вышел в возрасте около 30 лет, когда был избран сначала на должность секретаря Второй канцелярии, а затем – на должность секретаря Совета Десяти – правительства республики. Политическая деятельность Макиавелли, как члена правительства, охватывает 14 лет. После падения в 1512 году республиканского правительства Макиавелли был отстранен от дел и заключен в тюрьму, а затем сослан в свое деревенское имение.
      В 1526 году его призвали для организации обороны Флоренции. Макиавелли предпринимает попытки к объединению раздробленных итальянских государств, однако, восстановленная после нового изгнания Медичи республика отказывается от услуг своего бывшего секретаря. Официальное решение об этом Большого Совета подкосило Макиавелли – через десять дней после указанного решения он умер (21 июня 1527 г.).
      В политической части учения Макиавелли на смену средневековой христианской теологии истории приходит представление о всеобщей изменчивости, диалектическом единстве и постоянстве законов, управляющих делами людей и государства в целом.
«Размышляя об историческом ходе событий, я прихожу к убеждению, что свет всегда одинаков, - утверждает Макиавелли, - и что в нем всегда одинаково много зла и добра; но это зло и добро переходят из страны в страну, как мы видим из истории древних государств, которые изменялись вследствие перемены нравов, но мир сам по себе оставался один и тот же» ([15], стр. 145).
      Государства возвышаются, достигают вершин величия, могущества и гражданской доблести, а затем приходят в упадок и гибнут. В сочинениях Макиавелли этот круговорот рассматривается как результат воздействия фортуны (т.е. судьбы), которая отождествлялась с богом. Макиавелли не отрицает бога, однако, ограничивает его функции: бог – это темный и могучий источник людского страха и послушания, а религия – это дело людей.
      Таким образом, бог представляется элементом структуры коллективного мировосприятия.
      Религия у Макиавелли – это форма идеологии, причем ослабление этой идеологии соответственно требует новых форм. Таков путь к золотой эпохе разума.
      Политику Макиавелли отделил от религиозной морали. Политика это «ныне творимая история», а история это, соответственно, «политический опыт прошлого». История – по Макиавелли – не есть безличный ход вещей или времен, в этом ходе и судьба, и необходимость означают ту объективную силу, ту совокупность условий, в которой вынужден действовать человек. А потому успех человеческого деяния зависит не только от судьбы-необходимости, но и от того, в какой мере человек, деятель, политик сумеет ее понять, к ней приспособиться и, одновременно, ей противостоять.
      Чтобы философия гуманизма приобрела в нашем изложении логическую полноту и завершенность, я вынужден привести довольно длинную цитату из речи видного гуманиста и политического деятеля Флоренции Джанноццо Манетти:
«Желание царя для людей было законом. Но так как цари стали развращать свои души грабежами, убийствами и другими великими злодействами, многие города, в том числе большинство греческих, предпочли установить правление лучших людей (оптиматов); афиняне же и их последователи – народное. Рим сочетал в себе и то, и другое, так как наряду с сенатом, который наследовал оптиматам, были также народные трибуны. В Венеции правление от народа перешло к лучшим людям. Во Флоренции правление отчасти в руках народа, отчасти в руках лучших людей. Вместе с тем нашим предкам не нравилось заниматься уголовными и гражданскими делами, так как они боялись приучиться пить кровь своих сограждан. Они предпочли иметь людей опытных, добродетельных, известных, вместе с обученными членами городского правления...» ([19], стр. 140).
И, наконец, последняя цитата из того же автора, которая оказывается еще более выразительной, чем предыдущая:
«... однажды, когда вместе собралось много образованных людей, их спросили, что превыше всего. Одни сказали – царь, другие – женщина, третьи – вино; и все они аргументировали своими примерами и доводами. Один же из них сказал, что превыше всего истина, которая могущественнее царя, женщины и вина. ... Когда... справедливость из-за многих страстей, произрастающих в душе человеческой, извращается, начинается мор, наступает бесплодие матери-земли и человеку отказано во всем, в чем он нуждается.» ([19], стр. 139).
Комментарии, я думаю, излишни.

Переход к началу реферата


II.2. Ренессансный неоплатонизм.

      Содержание ренессансного неоплатонизма составляет постановка и попытка решения коренных онтологических проблем философии в плане соотношения бога и мира.
      Родоначальником данного направления явился крупнейший европейский мыслитель 15 века Николай Кузанский (1401 – 1464). Он родился в Германии в семье зажиточного крестьянина-рыбопромышленника, образование получил в Гейдельбергском и Паруанском университетах, где стал доктором канонического права.
      Его многообразная церковно-политическая деятельность была направлена на попытки восстановления авторитета и единства католицизма, достижение мира и согласия вероисповеданий. Благодаря покровительству пап (особенно, Пия II) Николай Кузанский, ставший кардиналом, играл весьма выдающуюся роль в церковно-политической жизни Европы своего времени. Одновременно он уделял большое внимание и своим научным занятиям.
      Философия Николая Кузанского тесно связана с традицией средневекового неоплатонизма. Характерен, однако, разрыв Николая Кузанского с ортодоксальной традицией средневекового богословия.
      Центральной проблемой философии Кузанского является проблема взаимосвязи, взаимозависимости между богом и миром. «Рациональному» обоснованию теологических истин в духе Фомы Аквинского, самоуверенному «знанию» о боге и мире Кузанский противопоставляет концепцию «ученого незнания», давшего имя его величайшему философскому труду.
      «Ученое незнание» не является отказом от познания мира и бога. Это, скорее, сознание невозможности выразить полноту познания в терминах формальной логики, вызванное сложностью и противоречивостью процесса познания.
      Философ должен исходить при постановке и решении проблемы мира и бога именно из своего «незнания», из несоизмеримости объекта познания и прилагаемых к нему усилий, т.е. понятий и определений.
      Рассматриваемый Кузанским бог, как величайшее начало бытия, получает у него наименование абсолютного максимума или а б с о л ю т а . Бог есть единое и единственное начало.
«Абсолютный максимум единственен, потому что он – всё, в нем – всё, потому, что он – высший предел» ([4], стр. 8).
В более поздних сочинениях Кузанский применяет к богу понятия «неиное» и «бытие-возможность», которые, однако, не несут в себе никакой принципиальной новизны.
      Бог, трактуемый Кузанским, выявляется не в его потусторонности, а в его неразрывном единстве с миром, в смысле «всё во всём», т.е. бог охватывает собой всё сущее как бесконечная его причина и сущность, содержит весь мир в себе. Процесс перехода от бога к миру и от мира к богу Кузанский именует «развертыванием» из бога того, что содержится в нем в «свернутом» виде.
      Философские воззрения Николая Кузанского не сразу нашли своих сторонников и продолжателей. Его философия сначала не выходила за пределы узкого круга учеников. Профессиональная философская мысль 15 века прошла мимо «философии совпадения противоположностей» Кузанского. Даже итальянские платоники оказались не в состоянии оценить глубину диалектического содержания философии «ученого незнания».
      Только в 16 веке натурфилософ-пантеист Джордано Бруно влил в общее русло философии нового времени диалектику Николая Кузанского. Впоследствии понимание бога как «свернутого» и мира как «развернутого» максимумов нашло свое отражение в философии нидерландского философа-материалиста Баруха Спинозы (1632 – 1677).
      Диалектическое учение Николая Кузанского о совпадении противоположностей нашло также свое продолжение и развитие в философии немецкого классического идеализма конца 18 – начала 19 веков.
      Действуя с оглядкой на тему реферата, я позволю себе заметить, что проблема «выяснения отношений между богом и миром» вряд ли представляет для нас сейчас особую актуальность, поэтому я позволю себе на этом закончить анализ ренессансного неоплатонизма и перейти к следующему разделу.

Переход к началу реферата


II.3. Ренессансная натурфилософия.

      Мыслители 16 века под «натурфилософией» понимали не только предмет своего исследования – философию природы – но и естественный «натурфилософский» подход к познанию законов устройства мира. Натурфилософия явилась высшим результатом философской эволюции эпохи возрождения, она исчерпывает специфическое содержание философской мысли этой эпохи и уступает место философии нового времени, которая хотя и наследует достижения философии Возрождения, но возникает сначала вне ее.
      Так же как и философия Возрождения в целом, философия природы, охватывающая период со второй половины 16 века до начала 17 века, зародилась и получила свое развитие как упражнения «любителей», хотя имя каждого из них осталось в истории философии на века.
      К середине 16 века гуманистическая традиция и неоплатонизм в большой степени изжили себя. Постепенно превратившись в достояние литераторов, гуманистический неоплатонизм стал «украшением княжеских дворов» раздробленной Италии, его популярным выражением стали являться изящные и малосодержательные трактаты о любви. В связи с этим, натурфилософия явилась очередным логическим этапом в развитии философской мысли Ренессанса.
      Попытку создания универсального натурфилософского синтеза, охватывающего центральные проблемы философии предпринял Томмазо Кампанелла (1568 – 1639). Являясь хронологически современником Декарта и Бэкона он, однако, в духовном плане целиком принадлежит к философской культуре Возрождения.
      Мыслителем эпохи Ренессанса его делает не только разносторонняя одаренность и широта интересов, но и необычайная сила характера, непреодолимое стремление к активной деятельности. Вся его жизнь – это многолетнее противоборство с враждебными силами политической и церковной реакции, эта жизнь – убедительное свидетельство присущей человеку свободы, вытекающей из гуманистического принципа достоинства человека.
      В противовес притязаниям богословия на обладание истиной, Кампанелла разрабатывает учение о «двух книгах», в котором отражена своеобразная модификация средневековой концепции «двух истин» – богословия и философии.
      Практически вся жизнь Кампанеллы прошла в тюрьме, что являлось в то время логичным следствием его неукротимого нрава. Но и находясь в тюрьме Кампанелла писал десятки философских сочинений, оставивших неизгладимый след в истории философии. Это были различные трактаты по философии, «Метафизика», «Апология Галилея», а также знаменитая утопия – «Город Солнца».
      «Город Солнца» – это несбыточная мечта философа об идеальном обществе, в котором отсутствует частная собственность, где всеобщий труд гарантирует изобилие, сочетаемое со строгой регламентацией быта. Свой идеал устройства общества – Город Солнца – Кампанелла обосновывал велением разума и законами природы. Образ Города Солнца сыграл немалую роль в последующем развитии прогрессивной общественной мысли.
      В трактате «Против языческой философии» Кампанелла заявляет, что существуют две божественные книги, в которых человек черпает истину, – это Природа и Священное писание. Живую книгу природы человек познает с помощью разума и ощущений, познание природы – дело философии и науки. Вторая книга – Священное писание – «не лучше» книги природы, она лишь «более подходит» обыденному человеческому сознанию. Эти две книги созданы богом с разной целью: первая (Природа) открывает перед человеческим разумом безграничные возможности познания мира, а вторая (Священное писание) наставляет в вере. Между этими двумя книгами, – считает Кампанелла, – нет и не может быть противоречия.
      Теория «двух книг» в истолковании Кампанеллы означает принципиальный отказ от согласования научных теорий и гипотез с истолкованием библейских текстов.
      Таким образом, научное исследование освобождается от необходимости согласования результатов с теологической доктриной. В этом случае достигалась полная независимость науки и философии от религии при формальном провозглашении их согласия. Но если научное познание мира не подчинено буквальному толкованию Библии, то любая система мира, основанная на наблюдении, должна считаться не противоречащей вере.
      Возможность познания истинной картины мира Кампанелла видел в отказе от книжного знания, в непосредственном изучении природы на основе чувственного опыта. Материя у Кампанеллы это не абстрактная возможность бытия, она существует реально.
      «Материя не есть ничто, а является Сущим,- писал он в «Вопросах к реальной философии»,- следовательно, она находится в мире, а не в одном лишь разуме. Существа образуются из той материи, которая находится в мире, а не из той, что присутствует в нашем сознании. Формы умирают, а материя остается той же. Следовательно, она едина и бессмертна, а формы многочисленны, изменчивы, подвержены возникновению и гибели. Следовательно, материя в большей мере, нежели формы, обладает действительным бытием» ([15], стр. 307).
      Однако, эта лежащая в основе вещей реальная и телесная масса сама по себе еще не достаточна для их возникновения. Кампанелла не признает активности материи. Материя у него не просто тело, а тело пассивное.
      В трактовке пространства и времени Кампанелла также следует натурфилософской традиции. Пространством он называет «первую бестелесную субстанцию, неподвижную и способную к восприятию всякого тела» ([15], стр. 308).
      Пространство в этом подходе предшествует материи в качестве «основы существования мира». Объективное существование времени Кампанелла как и другие натурфилософы находит в самих вещах, в процессе движения мира. Время при этом состоит из сменяющих друг друга бытия и небытия.
      От представления о всеобщей способности вещей к ощущению Кампанелла приходит к учению о прималитетах – трех главных атрибутах бытия – МОЩИ, МУДРОСТИ и ЛЮБВИ. В то время это звучало как своеобразная проекция христианского догмата о Троице. Кампанелла писал:
«Всякое сущее состоит из возможности бытия, ощущения бытия и любви к бытию, подобно богу, чей образ они несут» ([15], стр. 311).
      Так натуралистическое в своей основе объяснение жизни в природе с помощью учения о всеобщей способности к ощущению, привело Кампанеллу к приписыванию природе в целом разумного начала, к идеализму. Учения о прималитетах и воплощенном в них разумном начале имеет своим следствием понятие бога-творца.
«Итак необходимо признать, что существует первая мудрость и первый разум... Необходимо придти к первому искусству, к первому разуму и к первой мудрости, источнику бытия».
      В картине мира, разработанной в ранних натурфилософских сочинениях Кампанеллы, не нашлось места для новой космологии. Кампанелла приписывает подвижность лишь небесным телам – солнцу и планетам. Землю же он считал холодной и неподвижной, расположенной в центре мира.
      Но создатель «философии ощущений» не мог не считаться с данными новейших для того времени научных открытий, даже если они приходили в противоречие с первоначальными положениями его теории.
«Если звезды таковы, как пишет о них Коперник, то нужно принять иной способ философствования» ([15], стр. 315).
      Кампанелла признавал возможность множественности миров, которые он тоже именовал системами. В этом вопросе он явился единственным продолжателем космологических идей Джордано Бруно.
      Разработанная Кампанеллой картина мира, в основу которой было положено учение о прималитетах, не допускала обожествления материи и требовала сохранения бога, не отождествляемого с миром природы. В этом проявилось коренное отличие его философии от натурализма Джордано Бруно.

      Джордано Бруно – это ярчайший представитель философской мысли эпохи Возрождения известной под названием «натуралистический пантеизм». В философии Джордано Бруно (1548 - 1600) наиболее полно и глубоко воплотились такие тенденции и особенности ренессансной философии как гуманистический пафос, стихийная диалектика, острое чувство красоты и величия природы.
      Джордано Бруно родился в семье бедного дворянина, служившего в войсках неаполитанского вице-короля. Первое образование он получил в местной латинской школе, затем в Неаполе он посещал лекции профессоров университета. Не имея средств для завершения образования в университете, Бруно в 1565 году вступил в Доминиканский орден и получил монашеское имя Джордано.
      Скептицизм молодого монаха по отношению к проявлениям католического культа вызвал настороженность церковных властей, что повлекло за собой инквизиционное расследование. Не имея возможности оправдаться, Бруно бежал в Рим, сбросил монашеское облачение и около двух лет скитался по городам Северной Италии.
      Скитания привели Бруно в Париж, где он даже преподавал философию в университете, затем издал свои первые книги – трактат «О тенях идей» и комедию «Подсвечник». Превратности судьбы привели Бруно в Лондон, где его лекции и защита коперниканства вызывали враждебное отношение к нему сторонников схоластической традиции.
      В течение девяти лет Бруно объездил почти всю просвященную Европу, издал большую серию научных трудов. Являясь создателем стройного натурфилософского учения, идущего вразрез с церковными догматами, он в 1592 году был схвачен, затем передан римским инквизиционным властям.
      В течение долгого периода инквизиторы с помощью пыток добивались от Джордано Бруно покаяния и отречения от основных положений его философии, но он был непоколебим. 17 февраля 1600 года по приговору инквизиционного суда Бруно был сожжен на костре в Риме.

      Центральной категорией философии Бруно является Единое. Вынеся Единое из неоплатонизма Бруно трактует его в духе натуралистического пантеизма, перерастающего в философский материализм.
«...Едина форма или душа, едина материя или тело, едина вещь, едино сущее, едино величайшее и наилучшее... Она (Вселенная) не рождается, ибо нет другого бытия, которого она могла бы желать и ожидать, так как она обладает своим бытием. Она не уничтожается, ибо нет другой вещи, в которую бы она могла превратиться, так как она является всякой вещью. Она не может уменьшиться или увеличиться, так как она бесконечна... Вселенная не сотворена; она существует вечно и не может исчезнуть. В ней происходит непрерывное изменение и движение, но сама она неподвижна, ибо Вселенная в целом не может перемещаться, она заполняет собою самой всю себя... единая Вселенная не может иметь ничего противоположного или отличного в качестве причины своего изменения, и богу христианской и всякой иной религии не остается во Вселенной Бруно ни места, ни дела» ([5], стр. 273-274).
      Такой степени «вольнодумия» до Джордано Бруно не позволял себе никто. В этом все его «преступление» перед церковью, в этом его величие как ученого, в этом причина его бессмертия.
      Антихристианские тенденции философии Бруно были использованы и продолжены европейским атеистическим свободомыслием 18-го – 19-го веков, а этика героического энтузиазма, столь неразрывная с самой личностью и гражданским подвигом мыслителя, оказала значительное влияние на последующие свободные от религии учения о нравственности.
      Если бы эпоху Возрождения потребовалось охаректеризовать лишь одним словом, этим словом, видимо, явилось бы слово «гуманизм».
      Если вспомнить исторического «родителя» этого слова – Цицерона – то в переводе с латыни понятие «гуманизм» расшифровывается приблизительно так:
«Ревностное изучение всего, что составляет целостность человеческого духа» ([20], стр. 6).
      В связи с этим характеристика Возрождения была бы существенно не полной, если бы мы не остановились на личности одного из выдающихся философов в истории человечества – Мишеля Монтеня.
      Центральное место в натуралистической философии Мишеля Монтеня (1533 – 1592) принадлежит человеческой личности. В этом плане философия Монтеня вобрала в себя лучшие гуманистические традиции предшественников. Через призму гуманизма Монтень подходит к решению практически всех современных проблем бытия – проблеме Природы, проблеме бога, проблеме Истины и т.д.
      Мишель Монтень – гасконский дворянин, отец его занимал различные выборные должности в Бордосском парламенте. Монтень получил идеальное гуманистическое образование: с младенчества он постигал эту науку под руководством воспитателя-немца, который говорил с ним только по-латыни. Глубочайшее изучение древних латинских, а затем и греческих авторов составило основу культуры Монтеня.
      Формальная сторона требует упоминания об обучении также и в колледже в г. Бордо, однако, не подлежит сомнению тот факт, что именно самообразование явилось причиной того, что личность Монтеня оставила в истории свой неизгладимый след. Самообразованием он занимался всю свою жизнь.
      В профессиональном смысле Монтень не был ни философом, ни богословом, ни даже гуманистом: литературные занятия никак не определяли его положения в обществе. Дворянин, политический деятель, советник Бордосского парламента, мэр города – это его официальные функциональные роли в обществе. При этом Монтень не скрывал, что он не придает особо важного значения своей политической деятельности.
      В напряженный период религиозных гражданских войн 16 века во Франции сохранение моральной независимости было откровенно опасным, поэтому Монтень вынужден был примкнуть к наиболее прогрессивной группе французского дворянства и буржуазии – к «политикам», которые религиозному фанатизму и своекорыстию противопоставляли политику веротерпимости, стремление к гражданскому миру и веру в королевский абсолютизм – единственную силу, способную обеспечить сохранение национального и государственного единства Франции.
      Книгу своей жизни – «Опыты» - Монтень написал в начале 70-х годов 16 века после отхода от политической деятельности и уединения в своем родовом замке. Эту книгу он писал на протяжении долгих лет. В полном виде, включающем три части, она вышла в свет лишь после смерти автора.
      По жанру книга «Опыты» противостоит официальной учености того времени. Блестящий латинист Монтень написал свои «Опыты» на французском языке – «языке парижского рынка», включающем в себя и красочные гасконские изречения. Одно это уже являлось своего рода «вызовом» официальной учености.
      Внутренняя логика изложения в «Опытах» также не традиционна: в книге нет стройного плана, нет строгой формальной последовательности. Логика книги заключена в свободных размышлениях о жизни, о человеке, а также о самом себе.
      Хотя в «Опытах» идет речь о природе и боге, о мире и человеке, об этике и политике, предметом философии Монтеня неизменно остается человеческая личность, а именно – личность автора. При этом безо всякой рисовки Монтень отмечает:
«Я выставляю на обозрение жизнь обыденную и лишенную всякого блеска» ([15], стр. 205).
Объясняя кажущуюся «узость темы» своего сочинения, Монтень отмечает:
«Прослеживать извилистые тропы нашего духа, проникать в темные глубины его, подмечать в нем те или иные из бесконечных его малейших движений – дело весьма нелегкое, гораздо более трудное, чем может показаться с первого взгляда...» ([15], стр. 206).
      Монтень писал «Опыты» как именно философское произведение. Автору, человеку новой гуманистической культуры, схоластическая философия представлялась пустой, бессодержательной и бессмысленной. Причину жалкого состояния официальной философии Монтень видит во власти традиции, привычки, авторитета.
      Монтень выступает за критический подход к оценке любых «авторитетных суждений» вообще, в том числе и к оценке взглядов античных философов, перед которыми он преклонялся. Наиболее ярко скептицизм Монтеня представляется нам в следующем рассуждении:
«… то, что общепризнано, воспринимается как некий условный язык, непонятный непосвященным: такую истину принимают со всей цепью ее доводов и доказательств, как нечто прочное и нерушимое, не подлежащее доказательству и обсуждению, и в результате подобного некритичного подхода мир наполняется нелепостью и ложью: общепринятые мнения никогда не проверяют, никогда не добираются до основания, где коренится ошибка или слабое место. Между тем именно «уверенность в несомненности» есть вернейший показатель неразумия и крайней недостоверности» ([15], стр. 212).
Остается лишь поражаться глубине подхода автора к анализу самой сути теории познания. Слова написанные более четырех веков назад сохраняют полную актуальность и весь свой философский «блеск» в первозданном виде.
«В начале всякой философии лежит удивление, ее развитием является исследование, ее концом – незнание».
Это не просто софизм или «фраза ради фразы». Монтень поясняет, что незнание, явившееся результатом глубокого исследования, это совершенно не то незнание, которым исследователь обладает вначале:
«Надо сказать, что существует незнание, полное силы и благородства, в мужестве и чести ничем не уступающее знанию, незнание, для постижения которого надо ничуть не меньше знания, чем для права называться знающим» ([15], стр. 213).
      Заслуживает внимания анализ Монтенем проблемы относительности знания на каждом конкретном историческом этапе. Наиболее ярко это выражается при анализе переворота в суждениях о строении мира, вызванного открытием Коперника. Как и всегда скептицизм Монтеня предостерегает от свойственного человеческой природе желания объявить достигнутое знание абсолютным знанием. По этому поводу следует привести замечательную фразу Монтеня, которая содержит в себе призыв к разумному скептицизму мыслящего существа, которого, порой, очень недостает и современным исследователям:
«И кто знает, не появится ли через тысячу лет какая-нибудь третья точка зрения, которая опровергнет обе предыдущие? ([15], стр. 215).
      Центральной фигурой «Опытов» является человек, но при этом Монтень, как и подобает объективному исследователю, решительно отвергает всякую попытку представить человека в качестве центра мироздания, главного звена космической иерархии.
      Следует отметить, что отвергание Монтенем антропоцентризма, «развенчивание» человека как центра мирозданья не содержит, однако, никакого принижения человеческого достоинства. Человек в антропологии Монтеня изымается из предустановленной богом сверхъестественной иерархии ценностей и возвращается матери-природе как одно из ее порождений, как ее неразрывная часть.
      Отказ от антропоцентризма имеет своим естественным продолжением пересмотр всей картины мира и новому пониманию бога. Если человек как биологический продукт «возвращается» матери-природе, то он перестает быть предметом особых забот бога, при этом «безработный» бог, избавленный от роли промыслителя, заботящегося о делах людей, сливается с безличным и чуждым человеческим страстям и заботам природным началом.
      Неумолимая логика Монтеня при этом приходит к вполне естественному выводу: место бога принадлежит природе. На этом «крамольном» выводе у Монтеня кончается вся религия.
      Если исчезает религия, то что же делать с другой «религией» - религией понимаемой как установившаяся форма общественного сознания, выражаемая посредством отправления тех или иных религиозных актов? Монтень отвечает, что он считает все существующие формы религии лишь общественным установлением, народным обычаем. При этом ни одной из религий нельзя отдать предпочтения. Единственным действительным признаком истинной веры должна быть христианская (читай: нравственная) добродетель, эта добродетель заложена практически во всех религиях, она является в этом смысле общечеловеческой добродетелью, заслуживающей почитания и соблюдения.
      Из этой «общечеловеческой добродетели» естественным образом вытекает этика человеческих отношений, как конкретное выражение и применение общечеловеческих «законов человеческой нравственности». Эти законы имеют в своей основе гуманистическую природу человека и не имеют ничего общего с фанатической религиозностью и оторванной от жизни схоластикой. Подлинная добродетель «имеет своим путеводителем природу, а спутником счастье и наслаждение» ([15], стр. 227).

      Гуманистическая натуралистическая философия Мишеля Монтеня оказала значительное влияние на последующее развитие европейской философской мысли.
      Провозгласив опыт основой человеческого знания, он оказал воздействие на разработку Ф. Бэконом эмпирического метода в философии. «Опыты» Монтеня дали толчок работам таких умов человечества, как П. Гассенди, Р. Декарт, Б. Паскаль, Н. Мальбранш и многих-многих других.

Переход к началу реферата


Часть III. СОВРЕМЕННОСТЬ В ПРИЗМЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ.

      Очень неординарные события в современной общественной и политической жизни у большей части населения вызывают откровенную тревогу и неуверенность в завтрашнем дне.
      Что это? Случайное стечение обстоятельств или «неумолимый рок»?
      Можно ли как-то повлиять на ход процессов в науке и обществе или остается лишь плыть по течению, сознавая полную тщетность любых попыток что-либо понять, предпринять или предвидеть?
      Все нижеследующее является попыткой ответа на эти непростые вопросы. Пусть я в чем-то окажусь не прав – в этом проявится неумолимая диалектика научного поиска. Однако, высокоорганизованная личность, по-моему, должна характеризоваться именно стремлением извлекать уроки из прошлого, чтобы не повторять их в будущем, иначе вся наука превратится лишь в простое наукоподобное упражнение ума подобное схоластике.

Переход к началу реферата


III.1. Наука – Политика – История.

      Мы знаем, что история и политика связаны неразрывными узами. Фактически история – «политика в действии»: тот или иной политический ход (даже, если впоследствии выясняется его ошибочность) становится неумолимым достоянием истории и в глубоком смысле исправлению не подлежит.
      Но, с другой стороны, любое научное достижение тоже моментально «вписывает свою строку в книгу истории». Так, например, создание атомной бомбы стало, поистине, историческим событием, оказавшим громадное влияние на весь ход мировой истории.
      Практическое доказательство возможности космических полетов тоже явилось фактом большого исторического значения – человечество устремилось в космос. Это, в свою очередь, открывает новые горизонты в науке – появилась возможность получения неизвестных ранее материалов с «неземными» свойствами, стали ставиться качественно новые эксперименты в области взаимоотношений Космоса с живыми организмами.
      То есть взаимосвязь между наукой и историей тоже ни у кого, я думаю, сомнений не вызывает.
      Теперь рассмотрим «взаимоотношения» между наукой и политикой.
      Достаточно вспомнить, опять-таки, создание атомной бомбы, чтобы эта взаимосвязь сразу же прояснилась: крупное научное открытие – это политический козырь, который «диктует политику». Кто «держит верх» в науке, тот неизбежно становится решающей силой при решении политических вопросов.
      Однако, все это – вещи довольно очевидные и только ради них не стоило вообще заводить этого разговора.
      Я хочу поставить акцент на обратной связи: политика своим «обратным концом» всегда ударяет по науке. Поэтому серьезных ошибок в политике история не прощает: они всегда влекут за собой отставание в науке, отставание в экономическом развитии, а впоследствии и политическую слабость государства в целом.

Переход к началу реферата


III.2. Исторические аналогии.

      В IV веке до нашей эры Римская империя достигла невиданного могущества. Этот же период характеризуется громадным расцветом науки и искусства.
      Сократ, Платон, Протагор, Аристотель, Анаксагор – гиганты науки времен Римской империи. Тысячелетия пролегли между нами и ними, однако, каждый более или менее серьезный ученый вновь и вновь обращается к их выдающемуся наследию.
      С чего начался развал Римской империи? С известного всем похода Александра Македонского в Индию. Случайность ли это? Я отвечаю: нет, это не случайность. Римская империя держалась на диктате силы, а при таких началах, как показывает история, «поход на чужую страну» всегда является мощным катализатором общественных процессов внутри страны и влечет за собой еще большее ослабление единства этой страны (империи), что приводит к ее распаду.
      Мы говорим о расцвете науки и искусства, о гуманизации всей жизни в эпоху Возрождения. Но что представляет собой «эпоха Возрождения»? Это, прежде всего, Византийская империя. Именно империя, подмявшая под себя многие страны и народы, в 1453 году потерпела крах. А крах империи, как неумолимо свидетельствует история, - это гуманизация жизни, это расцвет науки и искусства, это прогресс.
      Именно «обломки империи» оказываются, в конечном счете, той благодатной почвой, на которой произрастают выдающиеся умы человечества подобные Николаю Кузанскому, Николаю Копернику, Джордано Бруно, Галилео Галилею, Мишелю Монтеню.
      Характерно также и то, что выдающиеся умы, имена которых красной строкой вписываются в историю, при жизни считаются дилетантами в той области знаний, в которой их имена остаются на века. Естественно, это правило не выполняется на все 100%, однако, это явление, несомненно, содержит в себе глубокий философский смысл.
      Что представляет собой революционный переворот в науке или искусстве? Это, прежде всего, революция в сознании, а чтобы эта революция «состоялась», сознание не должно быть сковано рамками определенного круга явлений и событий, определенных методов и стандартных направлений мышления, как это зачастую бывает у профессионалов.
      Только «свободный ум» (или свободная от повседневных обязанностей часть ума) способен, оказывается, произвести революцию в науке или искусстве.
      Это и является ответом на вопрос, почему вся философия эпохи Возрождения, оставившая неизгладимый след в истории человечества, была преимущественно «любительской».

Переход к началу реферата


III.3. Параллели и прогнозы.

      Следует честно признаться, что во вводной части реферата я немного «покривил душой» нарушив «единство места» – одно из основных положений метода социалистического реализма. Чтобы «спираль развития» сделала свой очередной виток, концы этой спирали должны быть сопоставимы по максимально возможно большему числу параметров. Только тогда можно в подлинно научном смысле говорить о «витке спирали».
      В нашем же случае следует констатировать лишь «историческую аналогию». Однако, и историческая аналогия в данном случае весьма поучительна.
      Вспомним Монтеня. В «Опытах» он утверждает (не дословно), что чем хуже идут в стране экономические и политические процессы, чем хуже уровень жизни народа, тем пышнее процветает «словоблудие», при этом ораторское искусство проявляется именно в увеличении длины речей в сочетании с их пустотой. Видимо, над этим фактом стоит призадуматься.
      Опять же Монтень. Из громадной толпы бегущих «делать революцию» едва ли более, чем 5-6 человек оказываются способны вразумительно ответить: против чего и за что конкретно они борются. Не это ли мы наблюдаем в современной жизни, хотя бы на примере того же «демократического союза»?
      Десятилетиями в нашем сознании закрепляли убеждение, что человек, уехавший из нашей страны за границу (на постоянное место жительства), - наш кровный враг. Теперь же, при желании, можно не только выехать за границу, но даже и вернуться обратно (Любимов), что вообще «не укладывается ни в какие рамки». Это ли не гуманизация?
      Возьмем современную прессу, предвыборные речи кандидатов в Советы (?).
      Они, по-моему, неумолимо свидетельствуют не просто о фактах, но о ЯВЛЕНИИ гуманизации всей нашей современной жизни. А это уже факт ИСТОРИИ.
      Что представляет собой факт участия нашей страны в войне в Афганистане? Акт дружбы? Безвыходный шаг? По опросу «Собеседника» (см. «Собеседник» № 20 за май 1989 г., стр. 13), проведенному среди участников войны в Афганистане, большинство сходится на том, что это была политическая ошибка. А сами участники войны – не бог весть какие философы, но уж в объективности им не откажешь.
      Беспартийный министр, провал профессиональных политиков на выборах, «фурункулы» в партийном аппарате – это ли не явное свидетельство глубокого кризиса политики, точнее – идеологии; все эти факты красноречиво говорят об ослаблении ведущей роли партии в стране. Следующий за этим логичный шаг – отмена шестого пункта в Конституции СССР.
      Выставки абстракционистов, импрессионистов, примитивистов, которым раньше было вообще не пробиться в «большие залы», теперь уже – обычное явление. И в этом заключается неумолимая логика жизни, логика философии.
      Прогагор утверждал, что человек только в себе может найти истину, человек – мера всех вещей ([21], стр. 121).
      «Что делает философия? – она делает человека вполне человеком» ([21], стр. 125). Поэтому сделанный выше анализ современной нам жизни, произведенный через призму прошлого, представляет собой пример истинно философского подхода к проблеме в духе лучших традиций науки.
      Кое-что из моего реферата, видимо, непривычно для восприятия, что-то кажется слишком резким. Но именно на этом и стоит весь научный поиск: где слишком гладко – там не наука. Этой научной прямолинейности нам еще нужно учиться и учиться.

      В докладе на XIX Всесоюзной конференции КПСС 28 июня 1988 года тов. Горбачев, в частности, сказал:
«Перестройка, обновление социализма немыслимы без всемерной активизации интеллектуального, духовного потенциала общества, заключенного в науке, образовании, всей культуре. Но одной констатации мало. Надо действовать, причем энергично и масштабно...» ([1], стр. 23).
Именно в этом духе, духе перестройки и обновления и написан данный реферат.
      В заключение хочу отметить следующее. Если уж я претендую на научность, а научность, на мой взгляд, начинается с научного предвидения, то я вынужден набраться смелости и сделать в заключение ряд прогнозов:
1. Существующая политическая и экономическая ситуация в стране говорит о том, что мы имеем дело с «империей в фазе распада». В этом смысле распад СССР практически неизбежен.
2. Мы находимся на пороге невиданного расцвета науки и искусства, в чем каждый из современников сможет довольно скоро воочию убедиться.
3. Съезд Советов 25 мая 1989 года, скорее всего, окончится безрезультатно.
В этом выражается неумолимая логика науки, даже если ее выводы не нравятся нам самим.
16.05.89 МАКАРОВ С.Г.

Переход к началу реферата


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. М. С. Горбачев. О ходе реализации решений XXVII съезда КПСС и задачах по углублению перестройки (Доклад на XIX партконференции). М., 1988
2. Проблемы мира и социализма. № 2, 1989
3. Гегель Г. Соч. в 14-ти томах. М.-Л., 1935, т. II: Лекции по философии, кн. 3
4. Н. Кузанский. Избранные философские сочинения. М., 1937
5. Джордано Бруно. Диалоги, М., 1949
6. Буркхарлт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения, т. I-II, 2-е изд. С-Пб., 1904-1905
7. Лафарг П. Томас Кампанелла, М.-Л., 1926
8. Лазарев В. Н. Леонардо да Винчи, М., 1952
9. Кампанелло Томмазо. Город Солнца, М., 1954
10. Макиавелли Никколо. Князь, М., 1910
11. Виллари И. Никколо Макиавелли и его время, М., 1914
12. А. Г. Спиркин. Основы философии, М., 1988
13. М. М. Розенталь. Философский словарь, М., 1968
14. Краткий очерк истории философии под ред. М. Т. Иовчука, М., 1969
15. А. Х. Горфункель. Философия эпохи Возрождения, М., 1980
16. «Собеседник» № 20, май 1989
17. Сочинения Козьмы Пруткова, Кострома, 1959
18. В. Ф. Асмус. История античной философии, М., 1965
19. Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения, М., 1985
20. Л. М. Баткин. Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления, М., 1978
21. Журнал «Вопросы философии» № 8, 1988
Х Х Х

19/02/2008 Segrim

Переход к началу реферата




Переход к началу страницы


ОТЕЦ И СЫН

(публикуется впервые)
      По дороге шли отец и сын. Они неспешно философствовали о смысле жизни. Вдруг отца как-будто «заклинило»: «Каждый рожденный умирает. Человек родился – человек должен умереть, человек ОБЯЗАН умереть. И человек умирает...»
      В разных вариантах отец повторял это снова и снова – сын ничего не сказал ему в ответ, а про себя подумал: «По какому праву этот сорокалетний человек травмирует мою детскую психику и как-будто специально пытается вывести меня из состояния душевного равновесия. По отношению к своим детям я никогда не допущу подобной бестактности...»
      Шел 1959 год. Перед этим «диалогом» сыну недавно исполнилось восемь лет. Это был я.
14/01/2007 Segrim
Переход к началу раздела




Переход к началу страницы


ОБ АВТОРИТЕТАХ В НАУКЕ

      На дворе – ночь, а я не могу спать. Раз уж так случилось, мне приходится снова вставать и излагать свои мысли на бумаге, иначе я не обрету покоя и буду ворочаться до самого утра как «грешник на сковородке». В чем же моя вина, думаю я. И сам же я себе отвечаю. Моя вина состоит в том, что я принес в этот мир шесть новых вещей:
1. "ЗАКОН СОВМЕСТНОСТИ ВАНТОВЫХ СЕТЕЙ", который позволяет «поставить на поток» изобретение новый висячих покрытий. Он позволяет конструктивные разработки инженера более точно подгонять под «полет разнузданной фантазии» архитектора. Раньше об этом можно было только мечтать.

2. Еще 25 лет назад я изобрел большую серию напряженных вантовых конструкций, которые пригодны и перспективны для строительства не только на Земле, но также в космосе и на других планетах. Об этом я тогда же поставил в известность патентный институт. Об этом я говорил и специалистам-строителям в своем докладе в Свердловске в конце 1989 года. Хоть один из них подал мне руку помощи? Хоть один из них поддержал меня, сказал мне, что мои конструкции хоть кому-то нужны в этом мире? Нет!

3. Я открыл «логическую метрику Природы» ("ЗАКОН МИРОВОЙ ГАРМОНИИ"), т.е. фактически я сформулировал и поведал людям на понятном человеческом языке простой и всеобщий логический закон, которым пользуется природа и при созидании, и при разрушении всего того, что нас окружает, а также нас самих. Бакминстер Фуллер (американский архитектор), как он сам пишет, «изобрел» термин «тенсегрити» или «напряженное единство» конструктивных элементов.
После глубокого анализа его определения тенсегрити-конструкции, я понял, что его «напряженное единство» это записанная «корявым» языком первая половина моего закона мировой гармонии. После открытия этой простой истины, я сразу же описал все свои рассуждения по этой теме в статье Тенсегрити - это потенция, в которой отдал дань уважения великому Бакминстеру Фуллеру, который благодаря своему таланту и своей прозорливости еще при жизни стал почетным членом 25 академий мира.

4. Следующей моей «дерзостью» явилось то, что, благодаря своему закону мировой гармонии, я расшифровал, как работает "программа иммунозащиты человека" и раскрыл как работает "вирус иммунодефицита человека". Я открыл миру, что болезни могут иметь не только вирусно-биологическую подоснову. Причиной болезни может быть и программный сбой, который без всякого материального носителя перепрограммирует работу организма, приводя этот организм к «последней черте».

5. После этого я применил свои знания конкретно к СПИДу, предложил практичный способ его лечения, который затем другие люди, например, фирма "Shahatana", успешно применили на практике.

6. Ввиду открытия мною "нематериальной причины болезни", я предложил ввести в теорию медицины новый раздел: "болезни типа «цепная реакция»". Затем, после СПИДА, я проанализировал еще ряд болезней, сделал вывод об их принадлежности к болезням типа «Цепная Реакция» и сообщил людям, что метод лечения этих болезней должен быть таким же, как и для СПИДа: общая гипертермия всего тела до 42 – 44 градусов Цельсия.
      КАЖДЫЙ из приведенных выше пунктов смог бы явиться достойным оправданием прожитой человеком жизни. За каждую из этих заслуг благодарное человечество предоставило бы другому человеку достойное место в обществе. Но только не мне.
      Нормальный ли я человек? Конечно, нет! Нормальный человек тот, кто просто «молчит в тряпочку, крутит свои педали» и никогда за свою жизнь не создает ничего особо полезного, ничего выдающегося (это уже описано мною в статье «Эссе об Эйнштейне»).
      То, что делаю я, это лишь одна сторона медали. Мой девиз: «Делай, что должен, и будь, что будет!». Я работаю не для славы, а просто потому, что «не могу иначе». Мое творчество - это просто естественный для меня способ самовыражения. Я, подобно России, которая когда-то была «беременна революцией», зачастую просто не могу спать до тех пор, пока не предам бумаге те мысли, которые как океанская волна внезапно наваливаются на мое сознание.
      Однако, я начал эту статью совсем по другой причине. Постараюсь объяснить, по какой. Недавно я опубликовал в разделе «Тенсегрити» двух английских энциклопедий информацию о целой серии (шесть штук) принципиально новых моих тенсегрити-конструкций, которые не похожи ни на что из того, что было до меня.
      До меня в этом разделе были собраны всего пять конструкций за последние 100 лет. Причем, все они настолько примитивны, что я обобщенно называю их «карандашами на ниточках». Думаете, что все эксперты «обрадовались и зааплодировали мне»? Ничего подобного. Они просто стерли мою информацию «до подтверждения ее надежными источниками». Оказывается, именно я должен «подтвердить свою информацию ссылками на надежные источники». Мне стало и смешно, и очень грустно одновременно. А вы-то, эксперты, для чего здесь сидите? Вы, видимо, просто не умеете верить своим глазам?
      Вспомним «старика Ньютона». После открытия в 1666 году своего закона всемирного тяготения он через несколько месяцев с горечью написал:

«...Я убедился, что или не следует сообщать ничего нового, или придется тратить все силы на защиту своего открытия».
      Ох, как я его понимаю! Старик ссылался только на себя и на Господа Бога. Любой нормальный человек, особенно, если это эксперт одной из английских энциклопедий, дожен был, как я понял, сразу же «уложить такого вольнодумца в гроб». Ведь он нарушил самое святое правило: он не сделал ни одной ссылки на своих предшественников в деле открытия нового закона. Скажите, а как же он мог сделать эти ссылки на того, кого не было?
      Я, например, своих предшественников не скрываю:
Анаксагор (по широкому философскому походу к анализу окружающего мира)
Хевисайд (по упорству в науке и по самой методике научной работы)
Ньютон (по образу течения мыслей, по глубине погружения в исследуемый вопрос)
Эйнштейн (по чертам характера и по всему своему поведению в этом мире)
      Но это мои духовные наставники. И я никого из них не могу причислить себе в соавторы или дать на них ссылки по моим конкретным разработкам.
      Что же касается полученного мною единоличного авторского свидетельства, то эксперты из ВНИИГПЭ (всесоюзный научно-исследовательский институт государственной патентной экспертизы) тоже сильно потрепали мои нервы: мне, как частнику, пришлось очень долго доказывать, что мои конструкции чего-то значат в этом мире. Вопреки легкомысленному и совершенно не соответствующему истине мнению английских экспертов, на самом деле в России авторское свидетельство не выдают автору до тех пор, пока он не докажет экспертам:

• мировую новизну изобретения
• полезность изобретения, которая специально для ВНИИГПЭ признанными в рассматриваемой области лидерами подана письменно и ими подписана

      Однако, нашлись люди, которые дали для ВНИИГПЭ письменную положительную оценку моих конструкций. Фактически они и стали «крестными отцами» всей серии моих конструкций. Вот их имена:

В. Р. Кульбах, доктор технических наук, профессор политехнического института в Таллинне. Он являлся тогда «звездой первой величины» В СССР в области висячих покрытий
В. И. Травуш, доктор технических наук, профессор, заместитель директора по научной работе ЦНИИЭП зрелищных зданий и соружений, г. Москва

      Если бы не эти люди, я бы, наверное, никогда своего авторского свидетельства не получил. На защиту моих конструкция после подачи мною сразу шести заявок на изобретения, у меня ушло ровно три с половиной года.
      Кстати, Эйнштейну, надо сказать, в свое время очень крупно повезло: ему не пришлось доказывать свою правоту и свою значимость всю оставшуюся жизнь. Но такое везенье выпадает далеко не каждому.
      Еще очень повезло Максвеллу: в своем главном научном труде по электромагнетизму он сослался на работы Оливера Хевисайда (а это был у него единственный предшественник, упомянутый в этой монографии). А на кого, скажите, должен ссылаться сам первопроходец, сам основоположник того или иного направления в науке? Молчите? То-то же! А ведь первопроходец именно САМ прокладывает ПЕРВУЮ лыжню по целине (что очень и очень трудно). Первопроходец ДЛЯ ВСЕХ делает лыжню, по которой остальным уже можно спокойно двигаться вперед, даже если они и не знают имени этого первопроходца, или просто не хотят о нем вспоминать.
      У экспертов всех комиссий, которые фактически распоряжаются судьбами людей, методика их работы, я думаю, ориентирована именно на «нормального человека», который «ничего не открывает и ничего не изобретает». Если человек что-то совершенствует, то пусть «только самую малость» (не слишком сильно!), чтобы это всегда можно было легко увидеть: «был простой карандаш, а стал карандаш с резинкой на другом конце» - мелочь, а приятно!
      А вольнодумца, который не ссылается на другие авторитеты (то есть ученого такого масштаба как Исаак Ньютон), по правилам экспертов нужно было бы «немедленно стереть в порошок», чтобы другим не повадно было. Примерно так и было сделано с Хевисайдом: изобретенное им «операционное исчисление Хевисайда» было признано миром спустя примерно 50 лет после его смерти. При жизни среди людей он был «просто юродивым» и умер в нищете. Как можно было обществу признать его заслуги, если он не имел диплома о высшем образовании и не имел коллектива соавторов?
      Опомнитесь, люди! Поаккуратнее нужно обращаться со своим «научным генофондом». Иначе вся наука просто остановится.
      Требование экспертов «ссылаться на авторитеты», оказывается, такая заразная вещь, что даже в обыденной жизни люди, порой, просто не хотят анализировать и не хотят признавать информацию без ссылок на авторитеты. Своим головам люди доверять не любят. Их собственные мозги оказываются напрочь выключенными даже в вопросах обыкновенной логики. А какая-то научная логика многим их них, видимо, совсем не доступна (эта способность у них, я думаю, атрофировалась, за ненадобностью).
      Как пылесос тянет в себя пыль, так же и современный человек непрерывно «всасывает» в себя информацию. При этом он даже не обращает внимания: нужна ли ему эта информация или она просто «мусор». И это в течение целых суток (возможно, с перерывом на сон). Когда и зачем человеку ДУМАТЬ И АНАЛИЗИРОВАТЬ, если для получения зарплаты и прочих благ ему это АБСОЛЮТНО НЕ НУЖНО? Вот он и не думает, не анализирует.
      Однако, если вы работаете ЭКСПЕРТОМ, нужно хотя бы попытаться «шевельнуть хоть одной извилиной» и вспомнить, например, злоключения «старика Ньютона».
      С одной стороны, я каждый день сержусь на экспертов английских энциклопедий за то, что они «арестовали всю мою информацию» и не дают ей выхода (это очень плохо: злость сокращает жизнь!). Ведь эта информация уже «просидела под домашним арестом» целых 25 лет. С другой стороны, я прекрасно их понимаю: личности масштаба Ньютона и Хевисайда настолько редко появляются на нашей планете, что их существованием, пока они живы, можно просто «пренебречь». А после их смерти и подавно. Во всяком случае, человечество уже привыкло к такому подходу («...но ясновидцев, как и очевидцев, во все века сжигали люди на кострах»).
      Труды Иоганна Кеплера были признаны человечеством лишь спустя 300 лет после его смерти.

      Горячая новость: сегодня 21 марта 2011 года я в очередной раз утром проверил разделы «Тенсегрити» на английских сайтах “Wikipedia” и “Wikimedia Commons”. Оказалось: на сайте “Wikimedia Commons” все 6 моих конструкций снова включены в состав образцов этого вида искусства. После моего размещения на сайте этих конструкций они были уже 3 раза удалены и 3 раза возвращены обратно (я сам этого не делал). А это уже претендует на запись в книгу рекордов Гиннеса. Вот как сложно доказывать свою правоту изобретателю-одиночке!

      Хорошо бы еще при моей жизни получить от благодарного человечества хоть какое-то признание...

21/03/2011 Segrim

Переход к началу раздела




Переход к началу страницы


ФИЛОСОФИЯ ИСТИНЫ


Истина, которую ты изрекаешь, не имеет ни прошлого, ни будущего. Она есть, и это все, что ей нужно (Ричард Бах)
Источник: http://www.orator.ru/bach.html


Истина не дается человеку в готовом виде, как вещная, предметная реальность, она приобретается путем и жизнью. Истина предполагает движение, устремленность в бесконечность. Истину нельзя понять догматически, катехизически. Истина динамична, а не статична. Истина есть полнота, которая никогда не дается завершенной.
(Николай Бердяев)


Ищущий истину человек внутренне силен, и поэтому он не боится неопределенности.


Возможно, вам приходилось видеть, как от верующих требовали ответа на различные каверзные вопросы, такие например, как "Кто создал Бога?", или "Может ли Бог создать камень, который Он не сможет поднять?" Критики искренне полагают, что если верующим нечего сказать, это свидетельствует об ущербности их веры. Но подобный подход совершенно неприменим к науке. Тот факт, что наука не может объяснить некоторые явления, ничуть не дискредитирует ценность научного метода.


Стремление к истине - это импульс, идущий изнутри. Он самодостаточен и не нуждается ни в объяснениях, ни в оправданиях.


Источник: http://content.mail.ru/arch/2292/596877.html

Переход к началу раздела




Переход к началу страницы


МОИ «ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ»

Пустую бутылку мы обычно выбрасываем, поскольку от нее уже нет никакой пользы. Бывает, что и человек остается интересен, лишь имея что-то у себя в глубине. А когда это "что-то" исчезает, человек умирает, если и не физически, то просто в памяти тех, кто его знал.





Каждому предмету и процессу отведено свое время и место в жизни:

     в детстве мы изучаем анатомию,
     в юности - физиологию,
     в зрелости - экономику и политику,
     в старости - историю и археологию.





Не может быть серьезного будущего у страны, в которой самые низкооплачиваемые профессии - учитель, воспитатель, библиотекарь и врач.




Широка страна моя родная..!
Действительно широка.
А может быть, слишком..?
(об СССР в 1989 году)


Лучше потерять кошелек, чем оптимизм.


Неудачник - личность не интересная!




Любите ли вы птичек так же, как люблю их я?
(см. картинку справа)




Моя бывшая жена, с которой я прожил дольше, чем с другими женами, упорно не хотела осваивать компьютер, хотя знание компьютера ей было очень нужно для работы. Я несколько раз пытался ей в этом деле помочь (а я уже успешно обучил компьютерному делу около 600 человек), но она только нервничала и ругалась.
Как-то при очередном «бзике» она сказала: «Я чувствую, что эти компьютеры «угробят» человечество». На что я невозмутимо ответил: «Даже если это и так, поверь, что они сделают это совершенно независимо от того, умеешь ли ТЫ работать на компьютере или нет».


Кто-то из великих произнес: "Когда ты пишешь о других, ты всегда пишешь о себе (наверное, поэтому я, как скрытный интроверт, очень не люблю этим заниматься)". Однако, "по размышленьи зрелом" я вынужден был с ним согласиться: да Анаксагор, Ньютон, Эйнштейн, Хевисайд - это все я сам, точнее: это мои идейные единомышленники, мои учителя, хотя я лично не общался ни с одним их них.


Когда я преподавал физику в средней школе у меня в феврале "случился день рождения". Одна ученица 7-го класса вручила мне от себя поздравительную открытку, в которой, кроме прочего, было написано: "Желаю Вам стать ВЕЛИКИМ ФИЗИКОМ!" Я поблагодарил, улыбнулся ей в ответ, а про себя подумал: "Святая наивность! Она, видимо, не знает, что во всем мире еще НИ ОДИН школьный учитель физики НИКОГДА не становился великим физиком".


В далеком 1989 году находясь в состоянии, когда "я охватывал умом всю Вселенную", я произнес: "Будет страшная жара. Многие ее не перенесут. Но те, кто ее переживет, избавятся от всех болезней".
Многих это очень удивило. Меня же удивило только то, что я не смог указать, когда конкретно это случится.


Считается, что воспоминания - это удел стариков. Возможно, оно и так. Но, скажите, может ли человек быть человеком и не иметь воспоминаний? Человек без воспоминаний - что-то вроде пустой посуды: форма и вывеска есть, а содержания нет вовсе.
Конечно, молодость гонит человека вперед, он не любит оглядываться назад и все свои мысли направляет в будущее, считая, что "все еще впереди" и ему постоянно кажется: вот сейчас, вот за этим или за вторым... или, на худой конец, за третьим поворотом откроется тебе именно то, ради чего действительно стоит жить, откроется что-то САМОЕ ГЛАВНОЕ в жизни. Но жизнь все течет и течет как равнинная (или, наоборот, горная!) река и ничего-то нам особенного не открывается, а мы все всматриваемся и всматриваемся в туманную даль, которая снова и снова приближает к нам очередной поворот...


Признание своей ошибки - это не слабость. Это свидетельство абсолютной объективности и силы духа, для которого нет авторитета выше истины.


В области отношений не ищи "голую истину", поскольку вместо нее можешь найти труп.


Если человека не посещают сомнения, значит в его развитии наступил предел.


Микроскопом можно забивать гвозди. Но лучше, все-таки, использовать его иначе.


Со временем портится все: и вещи, и люди, и обстоятельства...


Если я встречаю вокруг очень много дураков, это вовсе не означает, что я должен брать с них пример.


Ньютон писал: «Я постоянно держу в уме предмет моего исследования и терпеливо жду, пока первый проблеск постепенно и мало-помалу не превратится в полный и блестящий свет».
Оказалось, что моя "творческая кухня" работает точно по такой же методике. При этом, когда "результат уже созрел" (а, чаще всего, это происходит ночью), я просто не могу спать: кто-то будит меня и заставляет отправляться за письменный стол. Я могу возражать, упираться, противиться этому - толку не будет. Спать после этого "толчка" я уже не смогу.
По этому поводу мне вспомнилось, как игрок в кости загружает эти кости (т.е. "проблему") в стакан, усиленно встряхивает стакан, затем переворачивает его, выбрасывая кости на стол. Кости ОПРЕДЕЛЕННЫМ ОБРАЗОМ ложатся на стол и показывают решение проблемы. Эта же идея заложена и в других играх и в разных способах гадания.
Чем же отличается случайность от определенности, - задумался я. И сам себе ответил: ДЛЯ ПРИРОДЫ они не отличаются ничем. ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА это отличие ПРИНЦИПИАЛЬНО (вспомните квантовую механику) и состоит оно в том, что, если МЫ ЗНАЕМ предысторию нашего результата, то это определенность. Если МЫ НЕ ЗНАЕМ предысторию результата, то ДЛЯ НАС этот результат будет случайным. Значит, вся квантовая механика - это просто признание человеком своей слабости по отношению к природе.
Мне вспомнилось, что еще Эйнштейн чуть ли не 100 лет назад рассуждал аналогичным образом. Он никогда не верил, что квантовая механика отражает объективную реальность. Он считал всю квантовую механику просто ВРЕМЕННОЙ МЕРОЙ, которая предшествует настоящему знанию.
Аналогичные рассуждения можно отнести и к разделу "теория вероятностей и математическая статистика". Все это - признание человеческой слабости. На мой взгляд, вся эта "наука" просто "удобный для нашей практики вариант признания слабости наших знаний о настоящем положении дел в Природе". (см. также раздел "Размышления об основании натуральных логарифмов" в главе "Золотая спираль")


Знаменитый Лаплас, французский математик и астроном, настолько увлекся механикой, что захотел построить полную механистическую картину всего мира, который нас окружает. На этом пути он, среди прочего, стал анализировать вопрос: "Существует ли бог?" Естественно, что в его картине мира богу места не нашлось. Лаплас однозначно пришел к выводу, что бога нет. Попробуйте догадаться, что же случилось потом?
После такого своего "открытия" Лаплас сразу же воскликнул: "ЕСЛИ БОГА НЕТ, ТО БОГ ЭТО Я !"
Да... Слаб человек...


Вопрос: чем гений принципиально отличается от обычного человека? Ответ: скоростью обработки информации - у гения эта скорость может в десять и более раз быть выше, чем у "нормального" человека...
Если вы со мной согласны, я пойду дальше. Скорость обработки информации связана с проводимостью нейронов нервной системы. Вспомните: по медным проводам, например, электроны бегают быстрее, чем по железным проводам... Значит, у гениев ПОЧЕМУ-ТО скорость передачи сигналов по нейронам гораздо выше, чем у других людей! Талантливому биологу бесплатно дарю тему для докторской диссертации (найти достойную тему для своей диссертации это очень сложная задача!): "Анализ химического обоснования скорости передачи сигналов нейронами и пути ее повышения с целью ускорения обработки информации."
Поверьте: это очень "благодатная" тема. Научившись ускорять обработку информации мозгом обычного человека, вы сможете просто "по заказу" создавать гениев. Вы сможете целенаправленно создать целую армию "идеальных бойцов", сотни идеальных студентов...
Если после разработки предложенной мною темы вам еще немного повезет, то за конкретные позитивные результаты в этой теме вы сможете получить даже Нобелевскую премию.
Желаю удачи!


Недавно я прочитал интересную статью про Григория Перельмана. Называлась она «Интервью с математиком Григорием Перельманом: Зачем мне миллион долларов? Я могу управлять Вселенной». В этой статье, как следует даже из ее названия, Перельман заявил, что он умеет управлять Вселенной. Конечно, прочувствовать и оценить такое заявление обычному человеку невозможно, хотя многие и опасаются, что это, действительно, правда.
Предлагаю дать Перельману простое задание: пусть он повернет к нам Луну ее обратной стороной. Если о своем управлении Вселенной он сказал правду, - это задание для него пустяк. А если он под любым предлогом откажется это сделать, все мы сделаем из этого свои выводы...

В той же статье сказано, что он "Диссертацию писал под руководством академика Александрова. Тема была несложной: «Седловидные поверхности в евклидовой геометрии»"...
Я тоже занимаюсь "седловидными поверхностями" примерно с 1983 года. Я, конечно, не Перельман, поэтому мне эта тема кажется очень сложной, почти необъятной. Однако, на этом пути я уже открыл "закон совместности вантовых сетей" и даже "закон мировой гармонии". Если кому-то интересно, могу уточнить: к идее закона мировой гармонии я пришел именно в процессе описания тройной кривизны отдельной ванты, участвующей в формообразовании седловидной поверхности...



Переход к началу раздела




Переход к началу страницы


Переход на стартовую страницу сайта